7 отзывов
Грузоперевозки с верхней загрузкой, выгодные тарифыПодробнее
+375447015740
Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"
Контакты
Грузоперевозки по Беларуси и России
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или индивидуального предпринимателя.
+37544701-57-40
+37544555-34-15
Александр, Юрий
БеларусьМогилевская областьБобруйскул.Рокоссовского д.120 кв.18
domanskialex или vilchinskiy_1974
Карта

Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"

Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"

Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"

Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"

 
Почему у нас плохие дороги: откровения бывшего "дорожника"

Недовольство качеством дорожного покрытия было и будет всегда. Но если раньше все проблемы объясняли нехваткой финансирования, то с введением транспортного налога эта причина звучит крайне неубедительно. О том, как на самом деле строят и обслуживают дороги, нам согласился рассказать бывший мастер ДРСУ, которому пришлось отработать два года после получения образования.

- Для начала внесу некоторую ясность о работе дорожных организаций. Существует три основных их типа: ДРСУ, ДЭУ и ДСУ. ДЭУ ― дорожно-эксплуатационное управление, занимается обслуживанием республиканских дорог, но не строительством. ДСУ ― дорожно-строительное управление, в задачи которого входит только строительство без привязки к определенному району. ДРСУ ― дорожно-ремонтное строительное управление. Это что-то среднее между ДСУ и ДЭУ, то есть помимо обслуживания дорог в закрепленном районе (кроме республиканских) производится и их постройка. Вот в одном из ДРСУ в небольшом районном центре я работал два года по распределению на должности мастера. Скажу сразу: за дороги в моем районном городе ответственны ЖКХ, в Минске ответственность разделена немного по-другому.

В первые дни работы меня направили в бригаду асфальтоукладки, чтобы ознакомиться с процессами. Спустя некоторое время выделили отдельный объект. Не могу сказать, что время в университете потрачено зря, ― были приобретены необходимые знания. Другое дело, что применить их на практике просто нет возможности. Практически все работы выполняются хотя бы с небольшим, но нарушением технологии. Как мне объяснили: если все делать по уму, не хватит ни финансов, ни техники. Годовой бюджет покрывает лишь малую часть необходимых расходов, поэтому приходится выкручиваться.

К примеру, ямочный ремонт. При правильном подходе необходимо вырезать "карту", проще говоря ― прямоугольник, произвести зачистку и грунтовку, затем уложить и уплотнить асфальт. Если не сделать зачистку, латки будут вылетать. По-хорошему некоторые участки дорог необходимо вырезать целиком, не говоря о ямочном ремонте, но… Для очистки ямы необходима воздуходувка ― у нас была одна на всю организацию. О вырезании ям и речи не идет, если только не ожидается проверка. Если она приезжает постфактум ― латки делаются таким образом, чтобы создавалось впечатление, что "карта" на месте ямы все же вырезалась. Когда проверки приходят в момент выполнения работ, технологии соблюдаются едва ли не на 100 процентов.

Много вопросов к качеству материалов. Простой пример: для подготовки основания необходим просеянный материал из карьеров. Их буквально 1-2 штуки на район, хорошего материала там совсем немного. Предполагается, что в карьере должно стоять сито, лучше несколько, которые разделяют песчано-гравийную смесь по фракциям. Если в карьере сита нет, материал необходимо везти для просеивания на асфальтобетонный завод, а уже оттуда на объект. На самом же деле в карьере работает экскаватор, качество материала определяется на глаз. В документах все отражено в лучшем виде. Мягко говоря, основание подготавливается недостаточно качественно...

Но если нагрянула проверка, тогда на участок с проверяющими отдается смесь лучшего качества. Другой дороге достается то, что осталось. У нас считается нерациональным тратить деньги на соблюдение всех норм и требований. Даже карьер долгое время не охранялся: не было ни прожектора, ни камер. Весовой и проходной нет до сих пор. Делай что хочешь.

Во время укладки асфальта предполагается, что "на плите" должен работать специально обученный человек. Стоит ли говорить о том, что эти функции выполняет прораб или мастер. Когда впервые работал "на плите", мое обучение заключалось в разъяснении функций кнопок. Если что-то не получалось, в редких случаях кто-то знал, как решить проблему. Ни о каких курсах речи не шло. Все учились точно так же.

При работе с асфальтоукладчиком есть свои нюансы. В основном необходимо отслеживать геометрические параметры покрытия. Самое простое ― ширина, но главная проблема ― с высотными отметками. Необходимо следить, чтобы уклоны были в правильную сторону, при этом само покрытие должно быть ровным. В этом вопросе очень важна подготовка основания под асфальт, когда укладка происходит на гравийном покрытии. Подготовка может занимать длительное время, зато конечный результат получается просто отличным. В противном случае выравнивать дорогу придется за счет асфальта, а это в разы сложнее, конечный результат будет хуже. За два года работы должным образом основание довелось готовить всего пару раз, в остальных случаях на этом внимание не заостряли.

Существует ряд ограничений на укладку асфальта в зависимости от погодных условий. Но мы работали и в дождь, и в мороз ― бюджет необходимо освоить. В документах температура воздуха указывалась в пределах допустимых значений, при этом ставились отметки о добавлении необходимых "присадок" в асфальтную смесь. Никаких добавок на самом деле не было. После декабрьской морозной укладки новой дороге требовался ямочный ремонт уже в марте.

Играет роль и отсутствие профессиональной хватки молодых руководителей, которые беспрекословно подчиняются приказам сверху. Поступают указания сделать все как можно быстрее. А потом возникают вопросы, почему работа выполнена некачественно, хотя о последствиях такого подхода всем известно.

Не всегда подвоз материала организован в оптимальном режиме. Часто бывает, что его и вовсе катастрофически не хватает. У нас очень часто простаивал асфальтный завод из-за поломок. На одной небольшой площадке, которую можно было "уложить" за день, мы "работали" неделю. Из-за недостатка асфальта большую часть времени сидели без дела, играли в карты. Когда асфальт привезли в необходимом объеме, все работы были выполнены за день. При этом всю неделю мы вынуждали автовладельцев убирать машины с площадки. В течение дня они выходили на улицу и видели, что мы ничего не делаем.

С техникой все было еще относительно неплохо, но ее обслуживание оставляло желать лучшего. Иногда не могли даже колеса найти. Постоянно были проблемы с асфальтоукладчиком, который выдавал различные ошибки. Начальство приказало составить список необходимых ремонтных работ с подсчетом стоимости, но после оценки затрат с ремонтом было решено повременить. В итоге наш укладчик просто встал во время работы ― это было ожидаемо. Оставшийся асфальт пришлось укладывать под грейдер. Асфальтоукладчик отвезли в Минск, где починили лишь самое необходимое. Хватило такого ремонта на пару месяцев. Затем история повторялась: поломка ― ремонт, поломка ― ремонт. О малой механизации вроде пил или трамбовок и говорить не стоит ― ее или не хватало, или она требовала обслуживания либо ремонта.

Случались простои в работе и из-за нехватки топлива. Если к концу месяца хоть одна организация из нашего объединения не заплатит по счетам, деньги могут заморозить, даже если именно у нас долгов нет. А иногда и просто нет денег. В первый год работы бывало и так: приходишь на планерку к 7 утра, узнаешь, что топлива нет, и через полтора часа ты уже дома. Заправлялись у других организаций: сегодня мы у них ― завтра они у нас.

Во время работы "помогают" автомобилисты и жители деревень. Последние могут украсть знаки, особенно круглые ― ими удобно бочки накрывать. "Треугольники" не трогают, эдакий избирательный съем по нуждам. Мы старались в принципе ничего не объекте не оставлять без присмотра. Оставишь ― больше не увидишь. Знаков хватает далеко не всегда: иногда их расстановка не соответствует составленной схеме дорожного движения, иногда доводилось работать и вовсе без них. За этим всегда старался следить ― все же опасно без них. В случае какого-либо ДТП на месте дорожных работ, не обозначенных должным образом, всю ответственность несет мастер.

За время работы довелось в полной мере столкнуться с бескультурьем автомобилистов. Во-первых, мусор на дорогах. Около 6 процентов затрат на дороги уходит на сбор мусора. Это крупная сумма, потратить ее можно с куда большей пользой. Если вдоль дороги мусора еще относительно немного, то стоит углубиться в лес, и можно обнаружить целые свалки. Несколько раз делал замечание тем, кто мусорит. Ответ один: "Вы ― дорожники, вам за это деньги платят".

Во-вторых, само поведение водителей на дороге. На загородных трассах никто скоростной режим не соблюдает, "пролетают" буквально в сантиметрах от тебя. Иногда в таких ситуациях на помощь приходит ГАИ ― только успевай протоколы составлять. Если проезд на какое-то время блокируется, очень многие оказываются "блатными", начинают ругаться и угрожать. И конечно, не забывают упомянуть при каждом удобном случае транспортный налог. Нам от него ни холодно, ни жарко. О равномерном распределении полученных денег между дорожными организациями ничего даже слышать не приходилось. Куда уходят полученные суммы ― большой вопрос. Мы точно так же не можем выехать на объект, поскольку не всегда в состоянии оплатить транспортный налог и ТО.

По факту спустя два года, когда закончилась работа по распределению, я уволился. В принципе изначально не видел себя в этой профессии, а после плотного знакомства со всеми нюансами производства особого желания продолжать трудовую деятельность не появилось. И пока практика не будет соответствовать абсолютно всем нормам и требованиям, пока обеспечение дорожных организаций будет таким плачевным, хороших дорог нам не увидеть.

vkontakte facebook twitter
Предыдущие новости
Информация для покупателя

Юридическое лицо ИП Доманская Юлия Александровна

Беларусь Бобруйск ул.Рокоссовского д.120 кв.18

Дата регистрации в Торговом реестре/Реестре бытовых услуг: Не подлежит занесению в реестр

Номер в Торговом реестре/Реестре бытовых услуг/Регистре производителей товаров: Не подлежит занесению в реестр, Республика Беларусь

Регистрационный номер ЕГР: 790851321

УНП: 790851321

Регистрационный орган: Администрация Ленинского района г.Бобруйска

Дата регистрации компании: 10.02.2016

Режим работы:

ДеньВремя работы
Понедельник08:00 — 21:00
Вторник08:00 — 21:00
Среда08:00 — 21:00
Четверг08:00 — 21:00
Пятница08:00 — 21:00
Суббота10:00 — 18:00
Воскресенье10:00 — 18:00